Децентрализация церковной власти американский опыт для Украины

11.03.2016 show  Комментариев нет

Недавно во Львове состоялась Международная англоязычная конференция «Миротворческая роль Церквей: экуменическое сотрудничество ради общественного согласия и примирения», организованная философско-богословским факультетом и Институтом экуменических студий Украинского Католического Университета.

Во встрече приняли участие богословы из США, Испании, Греции, Швеции, Швейцарии, Австрии, а также Украины. Среди важнейших тем — диалог между католическим и православным миром, создание традиции прощения и примирения, единство украинского религиозного среды в контексте событий Майдана и войны на востоке страны. В течение конференции мы имели возможность также коротко пообщаться с директором Гаффингтонського Экуменической Института (Huffington Ecumenical Institute, Loyola Marymount University), диаконом Американской Православной Церкви, доктором Николасом Денисенко.

— Тема вашего доклада на конференции касалась идентификации себя и другого в сакраментальной теологии. Как, собственно, эта идентичность влияет на диалог с другими в контексте различных религиозных «команд»?

— Это довольно сложный процесс. В своем докладе я сосредоточивал внимание на византийской традиции, на понимании восточного Православия и греко-католиков. И об этом говорить очень важно, поскольку именно это понимание может вызывать положительные тенденции. Когда мы вместе служим Литургию, находимся вместе, значит создаем эту идентичность в миссионерском служении. В прошлом, например, когда люди готовились к крещению, проходили катехуменат, они хорошо понимали, что значит быть христианином — это быть живым членом живого организма, быть вкрапленным в это сообщество. Поэтому прежде всего в византийской традиции мы говорим о понятии «раб Божий». И это очень позитивная самоидентификация христианина. Через нее мы как раз и рассматриваем этого «другого». Например, в Америке, когда человек хочет стать ортодоксальной, то есть православной в вере, она должна сконцентрироваться на аспектах той религиозной общины, в которой она находилась, вместе с тем понять богословское измерение Церкви, в которую она входит. Тех людей, которые находятся вне ортодоксальностью и общей сакраментальной традиции часто называем «схизматиками» или «еретиками». И что происходит дальше? Мы считаем себя каноническими и правильными, а этого «другого» — не таким, забывая, что все мы — «рабы Божьи». Когда я готовил тезисы для конференции, хотел именно на это обратить внимание, ведь должны способствовать традиции примирения разных сторон. Мы должны восстановить первоначальную идентификацию каждого быть рабом Божьим через крещение. Когда мы, например, служим панихиду, то отмечаем «за душу усопшего раба Божьего», а не «схизматика», «раскольника», «еретика».

— Когда мы говорим об экуменизме, всегда подчеркиваем важность диалога. Каких употреблять методов в современном мире, чтобы этот диалог был более эффективным?

— Как мы уже имели возможность слушать на конференции, для того, чтобы этот диалог был успешным, нужно создавать совместные документы. В этих документах нужно представить какие-то ключевые принципы, которые были бы единственными к выполнению во всех религиозных сообществах не только в общих чертах, но в повседневной жизни. Думаю, что в современном мире в налаживании диалога между сообществами мы опускаем одну вещь — самоекзаменування. А что я конкретно сделал для того, чтобы понимание произошло? Или имею желание слушать другого? Потому что для того, чтобы наладить процесс примирения, стоит прежде всего учитывать систему нравственных ценностей другого человека. Думаю, что этот принцип возможен для православно-католического диалога, однако такой опыт можно использовать и в межрелигиозной общении.

— В Украине сейчас есть много дискуссий о создании Единой Поместной Православной Церкви. Что вы думаете об этом? Насколько эта идея реальна для воплощения именно сейчас?

— Кстати, пишу об этом книгу. Думаю, что она будет опубликованной в следующем году. Я представителем православного сообщества в диаспоре, поэтому многие слышу в США, а также я знаю представителей духовенства из Украины, очень стремятся поместности. И, конечно, поместность для меня — это огромный позитив. В 2021 году будем отмечать в Украине века со времени провозглашения первой автокефалии Православной Церкви. Я очень хотел бы верить, что к этому юбилею проблема будет решена. Сейчас есть много препятствий, важнейшая — духовные лидеры требуют единства только на основе выполнения собственных поставленных требований. Поэтому я надеюсь, что это воссоединение будет натуральным, представлять процесс нового поколения духовенства, которое садиться за стол переговоров не только с представителями Украинской православной пространства, но и с представителями других православных Церквей. Сейчас ощутимое затягивание переговоров Московского Патриархата с Киевским Патриархатом. Поместность — это не только духовно-богословская составляющая, это еще также процесс украинизации. Нужно обратиться к матерной Киевской Церкви, которая имеет более тысячи лет традиции. И говорить, что это не производная традиция от Москвы, а — первоначальная Церковь.

— Также ожидаем Всеправославного Собора. В рамках украинской религиозной среды есть много дискуссий об этом событии, о реакции Константинополя по украинскому православного пространства. Какие у вас ощущения?

— К сожалению, эта тема в основном разочарованием для многих. Например, мои друзья из украинского православного среды ничего хорошего не ждут от этого Собора. По моему мнению, это событие можно сравнить со встречей Папы Франциска и Патриарха Кирилла в Гаване. С одной стороны мы должны радоваться, что такое событие произойдет. С другой стороны — участники Собора должны понять всю ответственность своего участия. Например, совсем недавно стало известно, что представители Грузинской Православной Церкви отредактировали предыдущий документ о экуменическое объединение. Поэтому, думаю, будет немало препятствий для того, чтобы это событие таки была успешной. У меня лично есть ощущение будущего Собора в двух перспективах: первая — Церкви, которые соберутся на это событие, честно чувствовать первенство Константинопольского Патриархата; как первого среди равных, поэтому позволят председательствовать и принимать именно ему решение. Однако у меня есть некоторые оговорки по этому поводу. Второе — очень надеюсь, что в течение Собора будет возможность послушать представителей украинских православных Церквей, ведь сейчас это крайне необходимо. Хотя мы видим, что есть немало недоразумений и препятствий, и все же я надеюсь, что Святой Дух сойдет на участников Собора, ведь решение всех этих вопросов очень важно. Поэтому духовенство, принимать участие, имеет огромную ответственность за будущее всего православного мира.

— Мы говорим с вами об Украине, где сегодня проблема мира и согласия более чем важно. Однако стоит говорить об общей мировой ситуации — войну в Сирии или террористические акты во Франции. Насколько экуменическая платформа может быть эффективной для создания современных обществ?

— Думаю, что экуменическая платформа не только обеспечивает мир, но и воспитывает в своей основе новых лидеров. Например, сегодня в мире этим активно занимается Римско-Католическая Церковь. Знаю, что есть разное отношение к действующему Папы Франциска, но я поддерживаю модель, которую он предлагает, — научиться любить своих оппонентов. Разговоры об экуменизме начались тогда, когда христиане почувствовали себя в опасности. Сегодня происходит нечто подобное и в Украине, в Сирии под угрозой египтяне-копты. Поэтому надо сегодня вести серьезный диалог, сесть за общий стол переговоров с теми, кто думает не так, как мы. Нужно открыть себя другому и открыться на другого, чтобы этот диалог был более эффективным.

Оставить ответ

Вы можете использовать эти HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Confirm that you are not a bot - select a man with raised hand: